Бестселлер

ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА «БЕСТСЕЛЛЕР»

Читать бесплатно            

…Поджав губы, Трофимов медленно потянул молнию на сумке и вытащил на свет тонкую папочку. Валька услышал, как в наступившей тишине гость сосредоточенно присвистывает носом.

– Папка? Ух, ты! – рассмеялся Валька. – Я-то, грешным делом, подумал, что вы принесли мне деньги!.. А тут какая-то папочка!.. Шучу, шучу, просто настроение сегодня апельсино-вое, вышла книжка у одного хорошего человека!

– Я в курсе, – сказал Трофимов и вздохнул.

– Откуда? Неужели прочитали в прессе? Так ведь только сегодня и…

– Хороший журналист, – перебил его лупоглазый гость, – должен не описывать ситуацию, а предвидеть ее.

– Даже так?.. То есть, вы хотите сказать, что предвидели выход книги никому пока не известной Евгении Павловой?

– Ну, что-то в этом роде. Я о многом имею данные, в частности, о книгах, которые готовятся к выходу в разных издательствах.

– Заинтриговали!.. И что же за бумаги у вас в этой папочке?

– Это не простые бумаги. Тут очень любопытная информация. Про человека, которого вы хорошо знаете. Про Евгению Павлову.

Валькины глаза округлились, губы изогнулись подковкой вниз:

– Ну-ка, ну-ка!.. Что за информация? Пожалуйста, поподробнее!

– Это досье на вашу подопечную. Вы же, если я не ошибаюсь, хотите сделать из нее звезду писательского мира, так?

– Ну… это ладно, пропустим!.. Вы лучше скажите, что там у вас за досье, зачем вы его собирали и почему принесли его мне?

– Видите ли, – Трофимов, не открывая, держал папку в руках, – мой журналистский профиль – сбор необычной информации о людях.

– То бишь, компромата? – Валька, наконец, понял, о какого рода досье идет речь.

– Можно и так сказать. Если быть более точным, я собираю правдивую, не всегда приятную информацию. Правда не всегда ласкает уши. – Гость сочувственно развел руками. – На то она и правда.

– И что же вам такого необычного, как вы говорите, известно о Евгении Павловой? Я интересуюсь, так сказать, с чисто познавательной целью.

– Да много чего. Ну, к примеру, что она была замужем за человеком, в девяностые годы состоявшим в организованной преступной группировке. Человека звали Вячеслав Алек-сандрович Павлов, в ОПГ он был кем-то вроде бухгалтера. Средства, которыми он располагал к моменту женитьбы на Евгении Павловой, в основном, были получены им именно в результате преступной деятельности. Потом он, правда, стал легальным бизнесменом, занялся общественной деятельностью, но это ничего не меняет.

– Так, так, так!.. – Валька, как китайский болванчик, качал головой. – Действительно, занимательная информашка… Что еще известно свободному журналисту Артему Трофимову, который всех выводит на чистую воду?

– Ну, еще, например, то, что вы, Валентин Александрович, работали стриптизером в ночном женском клубе в городе Томске. У меня даже есть ваши фотки – не совсем одетого… Вы, кстати, там хорошо смотритесь.

– Понятно! – закипая, Валька стал подниматься. – Я-то, дурак, обрадовался, губы раскатал: журналист пришел интервью брать!.. А ты, козел вонючий, меня шантажировать сюда явился!.. – Трофимов продолжал сидеть, внешне сохраняя спокойствие, снизу глядел на

Вальку. – А не думаешь ли ты, глиста в скафандре, что я сейчас сверну тебе твою тоненькую шейку и спущу тебя в мусоропровод?.. Ты туда проскользнешь за милую душу!

Трофимов усмехнулся, губы его превратились в разрез, намекающий на наличие рта:

– В принципе, это нормальная реакция. Может, в мусоропровод я, действительно, пролезу. Только это ничего не меняет. В этом случае мое досье немедленно пойдет гулять по интернету, да еще и в паре-тройке печатных изданий выскочит, народ, ох, как любит жареное!.. Разумеется, и в издательство «Интегро» попадет… Вы, конечно, можете эту папочку у меня отобрать, сил у вас хватит. Но вы же умный человек, понимаете, что она у меня имеется не в одном экземпляре!..

– А я и не буду ее у тебя отбирать, козлище! – прошипел Валька. Его вдруг осенило, как окоротить профессионального шантажиста. – Я сделаю по-другому. Я сейчас позвоню ментам и скажу, что в своей квартире только что обнаружил вора… Вещи свои разбросаю, будто ты рылся…

– Не выйдет, – парировал Трофимов. – У меня в телефоне, да и у вас тоже – зафиксирован мой звонок вам. Получается, мы знакомы, и меня вряд ли примут за вора. Я скажу, что дого-ворился с вами о встрече, и что дверь вы мне сами открыли.

– А я скажу: да, звонок, действительно, был, – Валька импровизировал, – но мы договорились на семь вечера, а ты проник в квартиру раньше, зная, что меня в это время дома точно не будет, потому что об этом я сам тебе и сказал! Все воры так поступают!

– Хм! А где же я раздобыл ваш ключ?..

– Откуда я знаю! Тебе, ворюге, виднее! Это ты ментам будешь объяснять! А хотя… Я свой ключ сейчас тебе в карман запихну, а ты потом доказывай обратное!.. Кому, думаешь, поверят? Хозяину квартиры или непонятно как сюда попавшему вору, выдающему себя за журналиста?..

– Предлагаю эту версию отбросить, – Трофимов только крепче сжал свою папочку. – В ней много слабых мест. У меня к тому же имеется удостоверение члена Союза журналистов России. В кармане лежит. Давайте лучше обсудим, как нам разойтись мирно. Мой вариант: вы мне выкладываете два миллиона рублей, у вашей любовницы этих миллионов намного больше, а я уничтожаю досье!

– Не знаю, что меня сдерживает, чтобы не набить твою поганую рожу!.. – воскликнул Валька, сжав кулаки.

Их разделял только хрупкий журнальный столик.

– Попробуйте!.. Я напишу заявление в полицию о побоях, это уголовная статья.

– А знаешь, что?.. – Валька опустился в кресло. – Публикуй свое гнусное досье. Черт с тобой! Кого ты удивишь своей тухлой информацией? Подумаешь, кто-то когда-то якобы числился в какой-то группировке! Вот невидаль! Удивил!.. Да таких людей в девяностые была тьма тьмущая, они уже давно министры и депутаты!.. Что, съел? – Трофимов молча слушал. – А меня в трусах кто-то сфотал – да на здоровье! Можно и без трусов, мне, в отличие от тебя, дохляка, есть, что показать! Ты еще пойди Королеву Тарзаном пошантажируй!..

– Но Королева – не начинающая писательница, – подал голос Трофимов. – Ей по штату полагается иметь мужа-стриптизера. Одного поля ягодки… Соглашусь с вами, информация не такая уж горячая, не обжигает, поэтому и прошу всего два миллиона, но вам с вашей подопечной она – точно – повредит…

– Ну, хорошо, – миролюбиво произнес Валька, понимая, что Трофимов, в сущности, прав. – Допустим, мы тебе заплатим. Но где гарантии, что я твою противную харю больше никогда не увижу?

– В таких делах гарантий не существует, – ответил Трофимов. – Только мое обещание.

– Ха! Обещание!.. Может, ты – поп и пообещаешь мне рай после смерти?! Твоя фамилия случайно не Гундяев? Нет? Значит, я сам должен позаботиться о гарантиях… Ладно, сам напросился!..

Валька подошел к шкафу-купе, приоткрыл дверь. На одной из полок лежал электрошокер, припасенный им для непрошенных гостей. Большим пальцем правой руки Валька снял его с предохранителя и, так как находился всего в паре метров от шантажиста, хватило одного шага, чтобы ткнуть его в грудь орудием самозащиты.

До сего момента Валька никогда не пользовался этим чудесным прибором и не представлял, как он действует. Прибор не разочаровал, он издал громкий угрожающий треск, Трофимов задергался и повалился на бок, зависнув на подлокотнике кресла.

– Обещание он мне даст!.. – зло процедил Валька, и опять по какой-то подсказке сверху – наверняка, работа ангела-хранителя – стал быстро стягивать с шантажиста серый пуловер, джинсы, белую футболку и синие, в огурчиках трусы. Всю одежду запихнул под диван.

Трофимов полулежал в кресле, голый, тощий и мерзкий. Он пошевелился, открыл глаза.

– Доброе утро, – сказал Валька. – Не зябко? Птенчик не замерз? Погрей его дыханием!

Трофимов опустил взгляд и в ужасе обнаружил, что остался в одних только полуспущенных черных носках, на разных уровнях обрамляющих его белые худые ноги с реденькими волосами. На одном носке, напротив большого пальца, вылезла дырка.

– А сейчас я займусь гарантиями, – с довольным видом произнес Валька и взял со стола свой смартфон. – Сделаю несколько фоток на память об этом волшебном дне.

Лицо Трофимова приобрело зеленоватый оттенок – от злости и бессилия, он зачем-то встал, прикрывая руками сокровенное. Валька успел этот момент запечатлеть.

– Сидеть! – Валька толкнул Трофимова обратно в кресло. – Будешь делать то, что я тебе скажу, – останешься с яйцами. Не будешь – пойдешь устраиваться на работу евнухом в гарем. Усек?

– Я напишу заявление в милицию, – зашипел Трофимов, сверкая глазами, – как только отсюда выйду!..

– Конечно, напишешь, кто б сомневался!.. На то ты и писака! Но ты уверен, что выйдешь отсюда? Для начала возьми в руку свое крошечное сокровище, его без лупы и не разглядеть, и улыбнись в камеру! Ну! Взял, быстро!..

– Ага, щас!.. – шантажист поднял с пола свою сумку и положил ее себе на колени. Он был парень тертый; его профессия не относилась к легким и безопасным, ему приходилось бывать в разных переделках.

Валька без слов еще раз коротко ткнул Трофимова в грудь электрошокером. Тот дернулся и взвизгнул. Валька взял пульт, включил телевизор.

– Можешь визжать, сколько хочешь, – сказал он. – Я сейчас звук погромче сделаю. Видишь, это я тебя нежно касаюсь? Цени это. А могу держать и подольше. В инструкции написано, что прибор практически безвреден. Даже, считаю, таким деятелям, как ты, очень полезен. Итак, повторяю задание: птенчика – в руку, улыбку – на рожу! Считаю до двух. Раз!.. – Валька направил электрошокер в сторону Трофимова.

Тот втянул голову в плечи, сощурился и неожиданно выполнил приказ.

– Замри, снимаю! – Валька сделал два снимка. – Теперь встань и все повтори!

Трофимов выполнил и это.

– Ну, вот, видишь, – ухмыльнулся Валька, – я знал, что ты любишь фото-сессии!.. Садись. Из тебя получится знаменитая фотомодель! А теперь, козлище, скажи, где ты хранишь копии

своего компромата? Папочку-то дай сюда! Вот так! Только предупреждаю: лучше не ври! – Он потряс электрошокером.

– На флешке, – сказал Трофимов.

– И где эта чудо-флешечка?

– Внизу, в машине, у жены.

– А!.. Ты и женушку с собой возишь на задание? То есть она – твоя соучастница твоих, так сказать, журналистских расследований? У вас семейный бизнес! Бонни и Клайд!..

– Я вожу ее на случай, если клиент сразу соглашается на мои условия…

– А что, такое бывает? Клиент прям сразу тебя до смерти пугается и лезет в сундук за деньгами?

– Очень редко, но бывает.

– Ну и ну!.. Никогда не поверю, что, кроме той флешки, которая якобы у жены, у тебя дома, в тайном местечке не лежит еще одна сокровенная флешечка или диск! Мы сделаем так… Ты сейчас позвонишь своей возлюбленной женушке и скорехонько пошлешь ее домой за тайной копией. Скажешь, что операция прошла успешно, ты пообещал отдать весь компромат. Хотя… – Валька колебался, – вряд ли она тебе поверит. Наверняка заподозрит что-то неладное. Да у вас, как пить дать, и знак какой-нибудь условный есть. Так… Однако в милицию она вряд ли побежит звонить. Не скажет же: мол, спасайте моего мужа-шантажиста!.. Так, ладно, рискнем!.. Попробуй ее все-таки убедить, придумай что-нибудь, только без всяких штучек, а то я тебя еще полечу электричеством! Давай, звони! Где у тебя мобильник?

– В сумке, – Трофимов, не сводя с Вальки глаз, достал телефон, набрал номер.

– Люда, – тихим голосом начал он, – все прошло, как нельзя лучше. Мы с полуслова поняли друг друга… Да, да, деньги уже у меня. Я должен выполнить обещание и предо- ставить все копии. Да, раньше мы так не делали, да… Будем считать это исключением. Поэтому сгоняй по-быстрому домой за второй флешкой! Ничего, я подожду. Нет, мы только вдвоем… Это телевизор шумит… Давай, Люда! Жду звонка, когда вернешься.

Валька взял у него из рук телефон, нажал на «отбой». Он всегда полагал, что шантажисты – народ трусливый, как подлецы любой окраски, но Трофимов превзошел все его ожидания.

– А мы с тобой выпьем коньячку, – сказал Валька, задумав поворотный момент в своем сценарии. – На, вот, накинь пока трусера! – Он вытащил из-под дивана одежду шантажиста, отделил от нее трусы и брезгливо швырнул их Трофимову, остальное засунул на прежнее место. – Коньяк без трусов – кайфа не словишь!

Пока Трофимов, отвернувшись, совал спичкообразные ноги в трусы, потом прилаживал носок на ноге таким образом, чтобы прикрыть дырку, Валька налил в большие коньячные бокалы пятизвездочного напитка, себе – на донышко, незваному гостю – до глаз.

– Давай, – протянул бокал Трофимову, – за мир, который даже плохой, лучше хорошей войны.

Трофимов сделал глоток и поставил бокал на столик.

– Нет, нет! – воскликнул Валька. – Так не пойдет! Пей до дна, а то мира не будет! – Он угрожающе пощелкал электрошокером.

Трофимов выпил, тонкогубым ртом стал хватать воздух:

– А чем-нибудь закусить?.. Я с утра ничего не ел…

– После первой не закусывают! – Валька снова налил ему полный бокал. – Давай! Потом закусим! – И сам пригубил. – Вот, молодец!.. Теперь по третьей – и можно закусывать! Цеди, цеди!

Трофимов хмелел на глазах. После третьего бокала он окончательно окосел.

Валька сходил на кухню, принес карамельку:

– Заешь!.. Царская закуска. Пацан сказал – пацан сделал! Можешь не благодарить.

– А… – Трофимов в недоумении посмотрел на конфетку.

– Б! – Валька снова взял в руку смартфон. – Вот, что, давай-ка еще снимочек с коньяком сделаем! Очень ты колоритно выглядишь!.. – И налил еще полбокала Трофимову.

Тот замахал руками:

– Нет, нет, нет, я больше не могу!..

– А полечиться электричеством? Слабо? Бери в руку бокал и улыбайся! Веселее! Так!.. Снято! А говорил: не можешь!..

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

11 комментарий на «Бестселлер»

  1. Начал читать Ваш «Бестселлер» с некоторыми опасениями: а вдруг он хуже «Числа смерти»…Оказалось: зря. Роман классный. Мне кажется, просится продолжение. Планируете?

    • -Виктор, рад, что не разочаровал Вас. Сп­асибо! Продолжение уже в работе. — Ваш Ю.Р.

  2. Очень понравилась книга, спасибо! Очень увлекательно, прочитала на одном дыхании.
    Светалана. Тюмень

  3. Сейчас дочитала «Бес­тселлер»! Огромное спасибо за хэппи-энд. Особое спасибо за глубокое посвящение в тему писательства и еже с ними, реально ценно!
    Анна. Москва

  4. Закончил «Бестселлер­», круто. Приступаю к «Числу смерти». На­деюсь за выходные пр­очитать.

    Михаил, Тюмень

  5. Прочитала «Бестселлер». Очень понравилось. Неужели все эти Д-вы и П-вы так «пишут»?.. А таких правильных из себя изображают…
    Надежда, Тамбов.

  6. У меня племянница (студентка-гуманитарий, имеет склонность к сочинительству) изучает «Бестселлер» на предмет применения технологии, которую Вы описываете. Что скажете, уважаемый Юрий Павлович? (Я с большим интересом прочел оба Ваших романа).
    Виктор Михайлович, Санкт-Петербург

    • -Виктор Михайлович, боюсь, ей придется непросто. Если, конечно, у нее возможности сопоставимы с возможностями Жеки. – Ю.Р.

  7. Юрий Павлович, посылаю свой адрес, пришлите, пожалуйста, обе книги с автографами!
    Мария. Подольск

  8. Только что дочитал «Бестселлер». Просто проглотил. Спасибо!
    Сергей. Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *