Пуля Для Маршала

Читать бесплатно    

ОТРЫВОК

Странная штука – сны. Откуда они берутся? Просто ли это клубок мыслей и куски воспоминаний, густо смешанные в одном кипящем котле под названием мозг?..

Он всегда вставал без будильника в шесть утра. И хотя с возрастом это становилось немного труднее, многолетняя привычка по-прежнему размыкала глаза ему за пять минут до того, как с вечера поставленный будильник намеревался исполнить свой радостный долг.

Но сегодня тягучий и темный, как смола, сон никак не давал проснуться.

…Раздался звонок в дверь – условный: короткий, длинный и снова короткий. Было восемь утра. Он сидел в домашнем кабинете за рабочим столом. Уже пора было завтракать и ехать на службу. Машина с водителем-охранником стояла у дома.

– Лаврентий Павлович, можно?..

За спиной помощника стоял незнакомый полковник.

– Товарищ маршал, вам срочный пакет! – полковник шагнул к столу.

Берия взял конверт и еще раз взглянул на полковника. Незнакомый. Странно. Лет сорока трех-сорока пяти, крепкий, спокойный. Недавно из парикмахерской. В орденской колодке – Красная Звезда и Красное Знамя. Что там стряслось, если не позвонили и не дождались, когда он через час приедет в министерство?..

Глаза устали от документов. Стопка просмотренных бумаг справа была высокой и пухлой. Слева оставалось лишь несколько листов. Берия снял пенсне, зажмурился и, опустив голову и оперевшись локтем о край стола, стал массировать глаза.

В следующий миг он потерял сознание.

Удар рукояткой пистолета был точен и силен.

Полковник повернулся к помощнику маршала, и, увидев, что тот стоит, слегка окаменев и прикусив губу, однако ничем не нарушает договоренности, а, значит, можно не ждать опасности с его стороны, спрятал пистолет в карман.

– Ну, вот, – сказал он, – первый шаг сделан. Иди, запусти остальных. Они знают инструкции. И поживей!

Тут Берия проснулся. Опустив рычажок на будильнике, сел на кровати. Жена спала или делала вид.

Берия улыбнулся. Она очень мудрая, его жена, тридцать лет вместе, чувствует не просто каждое его движение – каждое шевеление пальца.

Он потрогал затылок, который, казалось, болел. Протянул руку к тумбочке, взял пенсне. Краешком наволочки протер стеклышки и водрузил их на нос.

Через два часа за завтраком он все же не удержался:

– Сегодня, Нино, мне приснился какой-то дурацкий сон…

Жена опустила чашку с чаем на стол.

– Может, ты слышал об этом, Лаврентий, – сказала она, стараясь говорить непринужденным голосом, – есть поверье, если рассказать сон до двенадцати дня, он не сбудется… Кажется так. Или наоборот – после две-

надцати?.. Нет, вроде все же – до двенадцати!

Берия, конечно, заметил ее внутреннее напряжение. Она скрывает, но на душе у нее уже четвертый месяц – после неожиданной смерти вождя – было очень неспокойно. И чего его понесло рассказывать этот сон?.. Но раз уж начал…

– А приснилось, что к нам приехал офицер с пакетом. Я сидел в кабинете. Утро. Причем к нам ездит один и тот же. А тут – я его первый раз вижу. Обычно – майор, а тут – полковник. Но с виду вроде никаких подозрений не вызывает. Фронтовик, с наградами. Он с Николаем зашел, вручил мне пакет. Я и взял. А у меня глаза разболелись от бумаг, два часа уж читал, я их начал тереть. Тут он меня тюкнул рукояткой пистолета по затылку… Я сейчас подумал: а если б я глаза не закрыл?.. Как бы он себя повел? Это первое. И второе: значит, Николай уже с ними… Меня вот это больше

всего и расстраивает.

Берия усмехнулся.

– Парень – уж вроде куда надежнее? Понятно, что не такой надежный, как моя жена, но все-таки…

Нина попыталась улыбнуться.

– Если б все, Лаврентий, были такими преданными, как хорошая грузинская жена, у тебя бы было намного меньше проблем! А сон… Действительно, неприятный. Но что только человеку не приснится!.. Я в приметы не верю. В любом случае он не сбудется. Пей чай!

Берия кисло улыбнулся:

– Хорошо бы. Ну, да ладно!.. – помолчал немного, опять усмехнулся. – Но это еще не все.

Нина замерла.

– Я бы тебе и не рассказывал такие глупости, если б несколько дней назад мне не приснился еще один сон. Видно, старый стал, чепуха всякая в голову

лезет… Приснилось, только не смейся, что я… император Павел Первый. Да, да!.. Сижу на своей постели в царской опочивальне, в одной белой ночной рубахе. Еще не спал, но уже полусонный. И вдруг ко мне среди ночи вламывается толпа гвардейских офицеров. Это те, Нино, кто, собственно, должен был меня охранять… Мне кстати, тут один из моих людей намекнул,

дескать, есть непроверенные сведения, что существует некая группа – из моего нынешнего ведомства, которая готовит на меня покушение… Но вроде не тридцать седьмой год, когда, помнишь, мы с тобой еще в

Грузии жили, и по команде Ежова, как потом выяснилось, в меня стреляли в машине?.. И белорус еще тогда погиб, хороший парень, который ехал со мной? Ему пуля прилетела… Он тоже был в пенсне. Они, видно, и перепутали… Да и не единственный это раз было…

– Еще бы не помнить!.. – Нина грустно покачала головой. – Сталин прислал тебе бронированный автомобиль, а ты отказался… И зря, между прочим. Береженого бог бережет!..

– Но я отвлекся!.. Короче, гвардейцы все возбужденные, злые… Я ничего толком не могу сообразить, сижу, как дурак. Ноги босые. Что-то кричу им, типа: «Кто позволил? Зачем?!.» А сам начинаю понимать, что они пришли-то не спокойной ночи мне пожелать. Они убить меня пришли, и сейчас убьют!.. Что делать? Стражу звать? Какая тут стража?.. Они ж верных мне преображенцев на семеновцев заменили… Значит, стража или с ними, или перебита. И тут, Нино, меня пронзает мысль, что на днях я как будто бы все это уже пережил! Как будто все повторяется. И с ужасом понимаю, что я пережил это… во сне!.. Время как бы замерло. Офицеры все при оружии, клинки оголили, окружили меня, кричат. Я, наконец, понимаю, что они требуют подписать отречение в пользу моего сына

Александра. Начинаю отказываться, спорить с ними. Они меня бьют. Я получаю удар тяжеленной золотой табакеркой в висок. Они набрасывают мне на шею гвардейский шарф и начинают душить. Я лежу на полу, они склонились надо мной… Прямо кинокартина какая-то, Нино, а не сон!.. Мне ведь сны отродясь не снились. Ну, в детстве немного. А тут два таких сна подряд!.. Если б я верил в сны, подумал бы, что это какое-то предупреждение. Помнишь, что Юлию Цезарю снилось перед смертью? Будто он вознесся на

небеса, а там сам Юпитер подал ему руку…

– Ты еще вспомни про сон его жены! Давай!.. – перебила его Нина с легким раздражением. – Ей же приснилось, что в их спальне рухнул потолок, а Цезаря закололи кинжалом прямо в ее объятьях! А потом…

– Ну, а как же, помню! – спокойно продолжил Берия. – Она с рыданиями просила мужа не идти на заседание Сената. Тем более, что наступило пятнадцатое марта. День, на который гадатель предсказал ему смерть. А Цезарь все равно решил пойти. И встретил гадателя по дороге. И еще, дурак, пошутил. Мол, что, гадатель, нагадал?.. Мартовские-то иды уже наступили!.. А тот говорит: наступить-то наступили, Цезарь, но еще не прошли…

– О, как ты хорошо знаешь историю!.. Забудь все эти глупости! Плюнь три раза! Слышишь?..

Нина прекрасно помнила, что подтолкнуло гвардейцев на убийство Павла Первого. Кто-то стал распространять слухи, что он собирается лишить права на престол своих сыновей, Александра и Константина, а власть якобы хочет передать какому-то немецкому принцу. Знала Нина и о том, что после смерти Сталина и возвращения мужа во вновь объединенное министерство внутренних дел и министерство государственной безопасности, хоть и в статусе заместителя Предсовмина СССР, пошли слухи, что Берия за

проявленные грубые ошибки будет жестко наказывать работников министерства…

– Плевать через левое плечо, Нино?.. Тьфу-тьфу-тьфу! – Берия шутливо поплевал. – Теперь, конечно, ничего не сбудется!

Он посерьезнел.

– Но это не главное. Главное – я вчера сказал Никите, что собираюсь арестовать Игнатьева.

Нина побледнела, сделала вид, что не совсем поняла:

– Ты имеешь ввиду своего предшественника по МГБ?.. Его же и с секретарей ЦК уже вроде сняли…

– Сняли. Его и из Центрального комитета вывели. Он за полтора года на министерском посту наворотил такого!.. Нам еще долго придется расхлебывать… Я думаю, это его люди отравили Сталина. Больше некому.

Я уже три месяца этим тихонько занимаюсь. Можно сказать, неофициально… Знают только мои, самые надежные. Начальника секретной лаборатории МГБ, которая работала с ядами, я уже арестовал.

Он отхлебнул из чашки, выловил ложкой лимон и стал его с удовольствием жевать.

От Нины у него особых тайн не было. Естественно, он не посвящал ее в дела самой секретной службы страны – стратегической разведки, да и во многие другие, ей совершенно не нужные, но что касалось своих мыслей и планов, частенько с ней делился. Она была одновременно хранителем информации, ее фильтром и оценщиком.

Они договорились в самом начале своей совместной жизни – друг от друга ничего не скрывать. Он знал, что многие, кто клянется ему в верности, могут предать его в любой момент, а Нина – никогда. Он сам научился прощать многое. Не не прощал только одного – предательства.

– Понятно, что Игнатьев делал все не по собственной инициативе, – сказал он после минутной паузы. – Я еще точно не уверен – кто им руководил,

направлял…

– Хрущев?..

– Никита – не очень умный, но очень смелый. Этого у него не отнять. И очень, очень хитрый! Но решиться на такое…

– Сколько раз у нас ночевал твой Никита!.. Ужом всегда вился вокруг тебя…

– Не знаю. Честно говоря, не хотелось бы, чтоб это было так. Булганин?.. Он, конечно, не может мне простить кое-чего. Например, что я Жукова рекомендовал на должность министра обороны, а не его. Но у Булганина духу не хватит. Да и вес не тот… Не Маленков – точно. Ну, да ладно, узнаем!.. Сегодня будет заседание в Кремле, я собираюсь просить у президиума разрешения на арест Игнатьева.

– Может, зря ты все это затеял?.. – в душе у Нины нарастала тревога, страх все плотнее окутывал ее своей ледяной шалью.

– Зря, не зря, а заговорщиков надо найти. Впереди – съезд партии, у меня будет трибуна, там поговорим! Кто мне рот заткнет?.. Думаю, меня поддержат. А сейчас мне больше всего интересно, как теперь поведет себя Никита.

– Ну, а если он поведет себя неправильно?..

Берия взглянул на окно. За приоткрытой форточкой мягко шумело июньское утро. На дереве перед домом, заглушая моторы редко проезжающих машин,

громко и радостно чирикали воробьи.

– А вот мы и посмотрим!..

– Ну, а все-таки?..

– Говорю тебе: уверен, на съезде меня поддержат! Куда они денутся?..

Берия попытался улыбнуться. Поправил пенсне, потер нос.

– Наше дело правое, сама знаешь, враг будет разбит, победа будет за нами!..

– Тебе все шуточки!.. А мне как-то неуютно… Может, не трогал бы ты этого Игнатьева до съезда?..

– Сказал «а», надо говорить «б».

Берия, чтобы хоть немного развеселить жену, с нарочито громким кряхтеньем поднялся, подошел к Нине. Наклонился, приобнял за плечи, поцеловал в голову.

– Да что нам с тобой будет?! Самое трудное мы уже давно прошли… Ладно, Нино, мне пора ехать. А тебе – еще кормить семейство… К обеду, как обычно, буду.

Он уехал, а Нина еле сдерживалась, чтоб не расплакаться. Непонятное тяжелое предчувствие охватило ее. Она сжимала и разжимала пальцы похолодевших рук и слышала, как часто и тревожно бьется сердце. Добавила страха и мысль о вчерашнем ужине с мужем. Неожиданно он предложил:

– А давай-ка, Нино, выпьем по бокальчику хорошего грузинского вина!

Она удивилась, пожала плечами, улыбнулась и уже через минуту принесла два бокала и бутылку сухого красного. Он наполнил до половины бокалы, поднял свой и сказал:

– За тебя! За мою любимую жену, которая со мной так натерпелась за сто лет нашей совместной жизни!..

– Да уж, конечно, натерпелась!.. – рассмеялась Нина. – Но против тоста ничего не имею. А я пью за тебя, Лаврентий! За моего любимого толстого и лысого мужа, который еще совсем недавно, чуть более тридцати лет назад, был прекрасным принцем на белом коне!

– А я и сейчас принц! Только конь подо мной стал чуть покрупнее, ибо наездник слегка потяжелел… от жизненного опыта!

Не дай бог, думала сейчас Нина, что не случайно он вчера устроил этот лирический вечер. Будто прощаться надумал. А тут еще эти странные сны… Такое ощущение, что сам он что-то чувствует, чего-то опасается, но не хочет пока говорить.

Берия почти всегда приезжал обедать домой.

– Чего-то заседание перенесли, – сказал он с порога жене. – Не знаю, почему, всякое бывает. Но есть все равно хочется!..

Нина заулыбалась, от души отлегло.

– Давай руки иди мыть, я сейчас!

Они сели обедать.

– Серго не звонил? – Берия уже потихоньку жевал кусочек хлеба. – Вроде тоже обещал подъехать. Или он решил нарушить вековые традиции?.. У этих главных конструкторов семь пятниц на неделе! Одни ракеты в головах летают…

– Да чего ему звонить? Он три часа, как только уехал. А ты уже за хлеб взялся?.. Вот же, наливаю! – она с улыбкой поставила перед ним полную тарелку. – Зелень сам добавляй!

Берия, прихлебывая борщ, о чем-то задумался. Вертикальные морщины на переносице углубились.

В дверь позвонили. Условным звонком.

– Пойду посмотрю.

Он промокнул салфеткой губы, аккуратно положил ложку и пошел открывать.

– Вам пакет, товарищ маршал! – на пороге стоял хорошо знакомый майор.

– Войди, – сказал Берия, – пойдем в кабинет.

Одна из трех комнат этого одноэтажного особняка на Малой Никитской, что рядом с площадью Восстания, которые занимали Берия с Ниной, была его

домашним кабинетом. Еще в двух комнатах жил сын со своей семьей.

Нина осталась за столом. Сидела, настороженно прислушивалась. Через пару минут со стороны кабинета мужа раздались какие-то странные звуки, шум.

Звякнуло разбитое стекло. Ей показалось, что кто-то вскрикнул.

– Лаврентий!.. – она встала и вышла из столовой. – Что там случилось?!.

Никто не отвечал…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Один комментарий на «Пуля Для Маршала»

  1. Очередная встреча с новым автором, подарочный экземпляр книги с дарственной надписью. Таких встреч у меня за неделю полтора десятка. Но лица большинства авторов к вечеру стираются из памяти. Книги, недочитанные и до середины, летят в мусорку.
    Но в этот раз после 10-тиминутного общения с автором, непонятно откуда появившийся заряд положительных эмоций, заставил меня начать листать книгу ещё в пробке на МКАД.
    «Пуля для маршала». Лаврентий Берия. Неоднозначная историческая личность. Да ещё документальный фильм. Посмотрим, почитаем. Как человек не молодой, я имею свои убеждения о том времени. Может быть они несколько догматичны, но тем интереснее было смотреть фильм и понять, что во многом солидарен с автором. Главное не пустые слова и обвинения во всех тяжких, а цифры. Очень интересные цифры: не количество репрессированных, а количество освобожденных и оправданных, не количество разворованного, а количество созданного. И еще важное – предательство всегда наказуемо. Где они Жуков, Маленков, Булганин, Хрущев? Отставлены, уволены, забыты. А Победа навсегда. Сады цветут, заводы и фабрики работают.
    Время уже завтра, пора спать, но зацепился за рассказы. И ох, черт побери! Я же знаю всех героев. Вот мои двадцатилетние погибшие дядья, израненный и контуженный отец. Одноногий дядя Коля ¬– отец моего школьного друга. Сосед дядя Толя, прошедший партизанский отряд, плен, Воркуту. Узнаю Тишинский рынок конца 50-х, где у входа безногий инвалид, пристегнутый ремнем к тележке на подшипниках место колес, торговал поштучно папиросами, ворованными на соседней фабрике «Дукат». Понятно мы из одного поколения.
    И вдруг… «Жилетка с бахромой». «В его коротких и резких, как боксерский удар, рассказах – жизнь, не выдуманная, не приукрашенная, а настоящая…» – это из аннотации к книге. Но таких ударов я не получал за последние двадцать лет, хотя их было не мало. Эмоции захлестнули. Смотрю на фамилию автора, нет это не мой детсадовский друг и его рассказ обо мне на моих поминках. Но этот рассказ обо мне. Только город другой и швейная машинка дореволюционный «Зингер». Как так? Откуда такие подробности? Хотя ведь мы из одного поколения, из одной страны, из нашего прошлого. Не спал до утра.
    Я не стал «новым русским», не превратился в «раассиянина», а остался старым Советским. И хочется надеяться не я один.
    P.S.
    Уважаемый Юрий Павлович! С огромным интересом и наслаждением прочитал Вашу книгу «Пуля для маршала», а также просмотрел фильм «Лаврентий Берия. Возвращение из небытия».
    Желаю крепкого здоровья и творческих успехов.
    С благодарностью, Владимир Безруков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *